Fieldset
18-ый месяц лечения
 
Пора поговорить о разнице в переносимости лечения.
Точно так же как и определенная доза выпитого алкоголя (или яда от укуса ядовитой змеи, или мощность электрического разряда) действует на разных людей по-разному, так и здесь мы не можем прогнозировать, как почувствует себя человек. Один переносит легче, второй сложнее. Чем ближе к концу лечения, тем пациент больше адаптируется к дозе. Но, опять же, у каждого возможности организма разные. Если Вы будете принимать определенную дозу алкоголя каждый день, то рано или поздно, произойдет привыкание - и переносимость улучшится. Вопрос в том, как долго человек будет привыкать и какая доза для него неприемлема. Но всем-всем-всем пациентам говорю, что адаптация все равно в индивидуальных количествах происходит и побочные действия от противотуберкулезных препаратов уменьшаются.
 
Меня вновь вернули на дозу 0,75. Через неделю я почувствовала облегчение. Впервые за полтора года стала воспринимать прием препаратов не как рулетку «выживу не выживу» (в кино такие чувства людей часто передаются прокручиванием барабана револьвера с несколькими патронами и нажатием спускового крючка у виска), а именно как лечение (патронов нет, есть только револьвер, на который после всего пережитого очень неприятно смотреть и тем более держать).
 
Я с трудом заставляла себя зайти в диспансер. Но боялась кому-либо признаться: все заходят, как ни в чем не бывало, а я…не могу…
Когда стало совсем заметно, я пробовала объяснять, но мне не верили и даже обижались. Пока случайно я не поговорила с женщиной, которая перенесла рак.
 
Она прошла курс по онкологическому лечению. Ее рассказ, хоть он был полон трагичности, как божественная энергия расплывался по комнате и выливался за ее пределы, объединяя все материи. Ощущение единения. Я не одна такая. Как же важно, когда есть человек, такой же как и ты! Мне стало легче и не просто легче, а легко! Она не могла смотреть на врачей или терпеть их присутствие (хотелось выскочить из кабинета) целых 3 года после прохождения курса. Даже по телевизору, если шел фильм и показывали людей в белых халатах, она переключала канал. И это нормальная реакция, когда ты долго от чего-либо мучаешься.
Понять по-настоящему может только прошедший то же, что и ты.
 
Я задумалась, почему попала в такую жизненную ситуацию. Когда я была ребенком, не было детских психологов при школах, чтобы вовремя распознать проблему. Никто не помог. А если бы и был, то я бы всячески старалась скрыть беду во имя репутации родителей. Так поступают дети. Поэтому начала интересоваться, преподают ли предмет «Психология» в школах. Оказывается, нет. Этот вопрос обсуждался на Совете Белорусского Государственного Педагогического Университета в октябре 2016. С очередным предложением ввести предмет «Психология» в школы нашей республики выступил один из основателей ранее факультета психологии (теперь Института психологии БГПУ), доктор психологических наук, профессор Яков Львович Коломинский, которым подготовлен ряд книг с этой целью. Пока реализована только программа психологической подготовки учащихся педагогических классов, которую разрабатывали в этом же университете. Для воплощения идей исследователей важна поддержка практиков, работодателей и общественности в целом.

 

> Первая запись Белой орхидеи
> Следующая запись Белой oрхидеи
< Предыдущая запись Белой орхидеи
> О Белой oрхидее