Fieldset
Стать сильнее

Традиционное воспитание мамы - всегда слушаться старших — принесло нам обеим только горе. Теперь я решила, что буду слушаться только своего лечащего врача. Я понимала, что сама отвечаю за жизнь дочки, и не ждала ничего от других, даже от мужа.

Традиционное воспитание мамы - всегда слушаться старших — принесло нам обеим только горе. Теперь я решила, что буду слушаться только своего лечащего врача. Я понимала, что сама отвечаю за жизнь дочки, и не ждала ничего от других, даже от мужа. Но очень скоро к моим трудностям прибавилась еще одна забота - о муже, который вернулся уже очень слабым, и был не в состоянии работать.  У него была последняя стадия ВИЧ-инфекции, кроме того оказалось, что у него лекарственно-устойчивый туберкулез и плохие результаты анализов. Наконец он начал лечение лекарственно-устойчивого туберкулеза, но через полтора месяца его самочувствие улучшилось и он оставил лечение.

В это время я отправила дочь в детский сад, но сплетни распространились по селу очень быстро, и вскоре родители других детей потребовали забрать ее из сада. Даже другие дети обижали ее. Мне пришлось забрать ее, она оставалась дома и ежедневно принимала лекарства. В ее жизни не было никаких радостей. Все это и то, что нас избегали родственники и соседи, очень тяжело сказалось на моем муже. У него быстро развивался СПИД, и я думаю, это было связано с его психологическим состоянием. Скоро он сам захотел заново начать лечение, но это было уже невозможно из-за состояния печени. Он умер.

Через три месяца после его кончины я решила переехать. Я хотела начать все заново на новом месте, где никто меня не знал и где я могла бы жить как нормальный человек.  Нашла квартиру в другой области, и моя свекровь предложила платить за квартиру. Потом я начала искать работу. Было очень трудно, но было хорошо чувствовать, что все решения я принимаю сама. Но судьба готовила мне еще один удар. Результаты тестов показали, что у меня также развивалась устойчивость к препаратам. Я была испугана, потому что уже знала эту форму туберкулеза. Я видела, сколько препаратов принимал муж, знала, какие у них побочные эффекты и как долго длиться лечение.

Сначала я подумала, что это уже слишком, что я не выдержу. Но мысли о дочери дали мне силы. Я начала лечение - сначала в Абовянском диспансере, потом в поликлинике. Все эти трудности не сломали меня, а сделали еще сильнее.

Читая эти слова, вы удивитесь, но сейчас я почти счастлива. Я живу как все молодые женщины со своими ежедневными заботами. Только принимая лекарства, я вспоминаю про свои болезни. Когда дочка спрашивает, зачем она принимает лекарства, я отвечаю, что это витамины, которые помогают ей расти здоровой. Я бы никогда не подумала, что можно будет так гармонично жить с двумя тяжелейшими болезнями.

У меня все еще много материальных проблем, особенно после того, как свекровь перестала помогать с оплатой квартиры. Я не могу найти постоянную работу. Все, что предлагают, это работа с утра до вечера, а я не могу оставить дочь одну с ее лечением. Она еще кроха и не сможет принимать лекарства самостоятельно. К счастью, я нашла поддержку: это одна неправительственная организация, которая помогает ВИЧ-инфицированным и больным СПИДом в Армении. Я им очень благодарна.

Больше всего я переживаю о том, как расскажу дочери всю правду о ее болезни. Конечно, я обращусь к специалистам, но пока я буду служить примером для дочки. Я буду для нее живым примером того, что с этой болезнью можно жить.