Fieldset
Долгий путь к излечению: обсуждения, споры и уважение к пациентам

В Беларуси пациентам, которые борются с туберкулезом, часто приходится одновременно бороться с алкогольной зависимостью. Такое сочетание может быть губительно, ведь туберкулез может быть смертелен без долгого лечения, которое эта дополнительная проблема делает еще более изнурительным для пациентов. Работа психотерапевта Кристиана — помогать людям вырваться из этого опасного замкнутого круга благодаря прозрению и новым надеждам…

An MSF team member examines a patient with multidrug-resistant TB in Minsk

Как сформулировать принципы, которые, по нашему мнению, приведут нас к успеху в борьбе с туберкулезом?

Да, все зависит от лекарств, исследований, сокращения продолжительности лечения, повышения его эффективности и ориентированности на пациента.

Как нам предотвратить развитие устойчивости к существующим антибиотикам?

В конце февраля я посетил Региональный симпозиум по вопросам лечения туберкулеза в Ташкенте. Меня сильно впечатлил прогресс, достигнутый врачами и учеными со всего мира, и усердие, с которым они вместе добиваются победы над туберкулезом. 

Употребление алкоголя и наркотиков – главные факторы риска при лечении туберкулеза. Туберкулез излечим, в то время как зависимость – состояние хроническое, от нее невозможно полностью вылечиться.

В то же время, нам надо учиться ставить пациентов в центр наших усилий, ведь именно им приходится принимать лекарства и бороться с болезнью.  

Меня попросили сделать на симпозиуме доклад о влиянии алкогольной зависимости на лечение туберкулеза.

Вместе с руководителем проекта и медицинскими советниками в Минске и Москве мы сделали смелый шаг и приняли решение вместо цифр, данных и результатов исследований, выступить с рядом ключевых тезисов, которые я, признаюсь, с дрожью в коленях, представил в Ташкенте.

Туберкулез диагностируют врачи на основе лабораторных анализов, зависимость должен диагностировать сам пациент, перечисляя основные симптомы и особенности поведения, при помощи психиатра или психотерапевта. Туберкулез можно вылечить, если принимать лекарства, зависимость вылечить нельзя, можно только воздержаться от употребления.

Мы должны осознавать это различие, и оно должно отражаться в том, как мы проводим лечение. Пациенты прекращают употреблять алкоголь и наркотики, только если захотят, то есть если осознают свою зависимость.

Они обращаются за лечением туберкулеза, а не алкогольной зависимости. Если я прихожу в булочную за хлебом, мне не понравится, если хлеб можно будет купить, только если я соглашусь купить вместе с ним пару ботинок.

Даже если я пришел в булочную зимой босиком, это моя проблема, не так ли?

Звучит парадоксально, но примерно так обстоит проблема с мотивацией пациентов бороться с зависимостью.

Что это значит с точки зрения пациентоориентированного подхода?

Мы предоставляем пациентам всю информацию, чтобы они могли принять полноценно информированное решение. Мы объясняем последствия из решений. Мы безусловно принимаем их решение, даже если мы не согласны с ним и считаем, что пациент не прав.

Нам приходится ограничиваться минимизацией эффектов зависимости и сокращением вреда, когда пациент не может или не хочет прийти к осознанию своего поведения.

Жестокая правда в том, что человек имеет право спиться до смерти или умереть от туберкулеза, если он так решил. Но он не имеет права причинять вред, заражая других.

Эти ключевые тезисы были хорошо приняты в Ташкенте.

После этого мы участвовали в нескольких обсуждениях с разными странами, проектами и организациями.

Конечно, есть разные мнения, не все соглашаются. Но одного мы достигли.

Пациент, его права, его пожелания и обязанности должны быть в центре дискуссии.

Дело не только в том, чтобы поставить диагноз и назначить лечение, но и в том, чтобы помочь человеку справляться со своей болезнью, оставаясь хозяином своей судьбы и сохраняя достоинство и свободу.

До полноценного перехода к пациентоориентированному лечению еще далеко.

Я считаю, что это не роскошь, а неотъемлемое право, которому я предан.

Многое остается переосмыслить, но я надеюсь на лучшее, и в этом я не одинок.