Fieldset
Пребывание в аду

Так сложилось что, дорога жизни привела меня на “станцию” резистентного туберкулеза, откуда мне нужно будет продолжать путь еще два долгих года.

Меня посетили тревожные мысли. Я подумала, что те пациенты, которые говорят, что туберкулез до конца не излечивается, правы.

Так сложилось что, дорога жизни привела меня на “станцию” резистентного туберкулеза, откуда мне нужно будет продолжать путь еще два долгих года.

Меня посетили тревожные мысли. Я подумала, что те пациенты, которые говорят, что туберкулез до конца не излечивается, правы.

Каково мне было примириться с мыслью, что я не могу вернуться к мужу? Что мне нельзя будет иметь детей на протяжении нескольких лет? Что у меня возникнет множество проблем, связанных с моим лечением?

Вот о чем я думала, когда начала принимать новый курс лечения от МЛУ ТБ.

Mariam taking treatmentМне нужно было принимать огромное количество лекарств, около 15-20 таблеток, а также и инъекции.

С первого же дня лечения меня беспокоила страшная тошнота, но доктора предупредили меня, что я могу себя плохо чувствовать от принимаемых препаратов.

В последующие дни мне назначили еще несколько таблеток, которые должны были смягчать побочные эффекты. Я принимала целые горсти лекарств и старалась к этому привыкнуть, хотя мне уже было ясно, что скоро у меня возникнут новые проблемы.

От принимаемого лечения мое самочувствие резко ухудшилось. После приема лекарств меня тошнило, я теряла аппетит, не могла четко видеть и слышать, меня беспокоил странный шум в ушах, я чувствовала тяжесть в спине, мое сердце билось медленно, и мне было трудно дышать.

Эти явления начинались после приема лекарств и длились до самого вечера. Врачи сказали мне, что это побочные эффекты, и если я хочу выздороветь, мне нужно будет к ним привыкнуть.

После двухнедельного приема лекарств и адского самочувствия, мне хотелось только одного – бежать из больницы. Я не могла понять, что лечение может состоять из таких испытаний. Я думала, что я или сойду с ума, или умру.

Врачи пытались объяснить мне всю серьезность моего положения и причины моего плохого самочувствия, но для меня их слова ничего не значили. Я не хотела принимать лекарства, мне даже не хотелось на них смотреть.

Я потеряла доверие к врачам и к лечению. Я хотела убежать из больницы. Я больше не могла смотреть на умирающих пациентов и на их рыдающую родню. Мне было невыносимо слышать стоны моих товарищей по несчастью. Я больше не могла глотать таблетки и ощущать смерть так близко.

Я подумала, что с меня хватит. Я решила отказаться от лечения МЛУ ТБ и покинуть больницу.